• Важно!!!  Задавая технические вопросы, указывайте VIN!

По периметру Европы

Автор темы #1

pafnut

Активный пользователь
Сообщения
105
Симпатии
77
Всем форумчанам и гостям столицы доброго здоровия.

В прошлом 2013 году мы с дочерью пошли на личный рекорд, и за полтора месяца обогнули по периметру всю Европу. Ну почти всю. 17 500 км. Хотел по обыкновению поделиться впечатлениями от увиденного и прочувствованного, но сразу после евротура меня поймали в сети и пристроили на работу, которая отнимает все время, включая вечера, выходные и праздники. Выкраивая по полчаса, накропал за год начало. Его и выкладываю. К Новому году, а Бог даст, так и к ноябрьским, выложу середину.

Вот уже полгода я живу в Ялте (писано летом 2013). И мне здесь очень хорошо. Мне так хорошо, что не хочется никуда уезжать. Даже в наш очередной вояж по Европе, в скитаниях по которой до переселения в Крым я находил единственную отдушину. Но Маша любит наши автопробеги не меньше моего, ждет их, а у меня не так много возможностей общаться с ребенком, чтобы манкировать ими. Да и в Ялте, в июле – августе находиться радости мало. Город превращается в муравейник, на пляже не лечь, по набережной не пройтись. Как в московском метро в час пик.

З0 июня я возвращаюсь из Ялты в Москву, на шестое намечен выезд. У меня одна неделя на решение накопившихся за месяц моего отсутствия в Москве вопросов. Их много, и бытовых, и по работе, и я окунаюсь в круговерть рабочих будней сумасшедшей столицы. К шестому еще не все доделано, я принимаю решение отложить выезд до вечера и переночевать у мамы на даче под Голицыно. Нам по дороге, да и бабушка будет рада нечастой встрече с внучкой.

К часу дня я справляюсь с заклинившей дверью стиральной машины, опрокинутым во время скоростного полива многочисленных маминых цветов горшком с бегонией, форсированным сбором вещей в полуторамесячную поездку, и начинаю погрузку. В очередной раз, убеждаясь при этом в правоте любимой папиной поговорки: «Послушай женщину, и сделай наоборот». Последние десять лет я ездил на универсалах, сначала на 210-м, потом 211-м, на Новый Год хотел взять 12-й. Но послушался дочку, просившую более престижный седан и, непременно, со светлым салоном. Теперь безуспешно пытаюсь втиснуть в багажник чемодан, удочки, складные стулья, палатку, зонты для пляжа, подарки немецким и испанским друзьям, сумку-холодильник и яблоки в дорогу. Яблоки и удочки не влезают, и я располагаю их на подмоченном шампанским и запятнанном кока-колой светло-когда-то-сером заднем диване. Еду за ребенком в Ю. Бутово, по дороге осталось выполнить последнее задание – заехать в офис Сити Экспресс и отправить посылку с образцами моим клиентам на Кавказе.

В «Сити Экспресс» пусто, суббота. Только девочка-менеджер, парень-упаковщик и единственный клиент – я. Значит, всё будет сделано быстро, и на дачу мы приедем засветло, вот и славно, трам-пам-пам. К сожалению, кончились фирменные упаковочные пакеты нужного мне размера, и мы, совместными усилиями, пытаемся засунуть всё в меньший. Девушка раздвигает края пакета, я запихиваю туда свой сверток. В момент, когда уже почти получилось, что-то щёлкает в кисти правой руки. С удивлением обнаруживаю, что дистальная фаланга мизинца безжизненно повисла под углом в 90 градусов к пальцу. Три пары глаз обескуражено смотрят на мой мизинец. Как ни странно, совсем не больно, значит, перелома, наверное, нет. Тогда что? Чёрт его знает, я не врач, но в таком виде он мне совсем не нравится, и левой рукой я аккуратно и нежно поднимаю упавшую фалангу. Отпускаю – она падает опять. Снова ставлю её на место, убираю руку, фаланга валится, как подкошенная. Становится немного не по себе, и я плавно опускаюсь на оказавшийся рядом стул. Пока сердечная бежит за анальгетиком, я лихорадочно соображаю, что делать дальше. Чтобы не обидеть заботливую барышню, пью ненужную мне таблетку, прошу упаковать все без меня, расплачиваюсь и еду в бутовский травмпункт.

В травмпункте, что на улице Академика Семенова, народу никого, считай, повезло. Сейчас быстренько всё сделают, заберу Машу и поедем. Захожу в кабинет, сестра, врач, всё как положено. Здороваюсь. Располагающе улыбаясь, показываю палец:

- Вот, доктор, такая неприятность случилась.
- О, это всё, можете домой идти.
- То есть?!
- Ну, у Вас сухожилие порвано, можно даже рентген не делать.
- И чего теперь?
- Да ничего, будете с таким пальцем ходить, это на всю жизнь. Тут уже ничего не поделаешь.
- Вы шутите?!
- Послушайте, молодой человек, я хирург, серьезный человек, и говорю Вам вполне серьезно, на текущий момент медицина бессильна. Мы научились делать операции на открытом сердце, пересаживать печень и почки, но сшивать сухожилия на пальцах пока не умеем. Если хотите, я Вам гипс поставлю, но через полтора месяца снимите, и фаланга опять упадет. В конце концов, Вам ещё повезло, что это мизинец, который не особо и нужен в обычной жизни.

Я подавлен, от моего залихватски-удалого тона при входе в кабинет не осталось ничего на выходе. Стою, понурый, у травмпункта и думаю, что делать. В двух кварталах от меня Маша, забрать её, плюнуть на все и поехать? А палец? Что, если этот врач был двоечником в первом «меде», и мне еще можно помочь, пока травма свежая. Представляю, что всю жизнь буду ходить со сложенным буквой «Г» мизинцем, вспоминаю, что привык бороться до конца и звоню ребенку.

- Маш, привет еще раз, тут такая неприятность случилась, в общем, мне надо в Ясенево, в ЦКБ съездить. Я тебе потом все расскажу. Так что на пару часов выезд отложим.

Еду в ЦКБ Российской Академии наук, в мою любимую больницу. Немного странный эпитет для характеристики лечебного стационара российского розлива, но это правда. Насколько к обычным московским больницам я «испытываю такую личную неприязнь, что кушать не могу», настолько же хорошо и комфортно мне было не единожды лежать здесь самому, или быть сиделкой у мамы. Здесь хорошие номера, пардон, палаты, простая, но вкусная еда, дружелюбный, ничего не вымогающий персонал и отличные доктора. Маме фактически спасли здесь жизнь, мне тоже поправили здоровье два лучших в моей жизни врача: терапевт Сан Саныч Юдин и травматолог Андрей Евгеньевич Девис. Жаль только, что с каждым годом больница становится все дороже для тех, кто не сподобился попасть в Академию или овладеть подходящим страховым полисом.
Помимо дороговизны в ЦКБ РАН есть еще один «минус», присущий, впрочем, любой российской больнице – по выходным и праздникам найти врача всё равно, что поймать такси на Новый Год. Полчаса я хожу по пустым коридорам в поисках дежурного травматолога. Из травматологии в ортопедию, из ортопедии в вертебрологию, потом в хирургию и опять в травму. Наконец появляется дежурный врач, недавняя выпускница мединститута. Я ее хорошо помню, она часто дежурила, когда я лежал здесь с мамой. Показываю ей палец, рассказываю предысторию вплоть до приговора бутовского эскулапа, смотрю взглядом дворняги, взявшим на автосопровождение хот-дог в руках у мужичка в стоячей пивнушке:

- Может он ошибся, может, можно, всё-таки, что-нибудь сделать?
- Да ничего особенно сложного нет, я не знаю, почему Вам так в травмпункте сказали. Это действительно, скорее всего, сухожилие, его можно пришить, но Вам надо в понедельник приехать, когда все врачи выйдут, сделаем рентген и договоритесь об операции.
- Я, вообще-то, сегодня уезжаю на полтора месяца, у меня уже все вещи в багажнике, осталось только из Москвы выехать.
- Дело Ваше, можно будет сделать и потом, но по свежей травме лучше. Через шесть недель будет сложнее.
- А если я до понедельника останусь, операцию сделают сразу, или надо будет ждать несколько дней? И после операции в больнице оставаться, или можно сразу ехать?
- На эти вопросы я Вам не отвечу, приходите в понедельник, поговорите с профессором или с кем-нибудь из врачей, и всё узнаете.
- А Лапынин здесь, не в отпуске (Петр Владимирович вместе с профессором Голубевым вернули мою маму к жизни)?
-Здесь, здесь, приезжайте.

Сажусь в машину, лихорадочно думаю, где поставить запятую: «Оставаться нельзя ехать». И хочется, и колется. С одной стороны, мне вернули надежду, сказали «как», «где» и «кто», не сказали только «когда». Если даже меня возьмут на операцию в понедельник, смогу ли я сразу сесть за руль? А если у них всё на неделю вперед расписано, то наш автопробег по периметру Европы накрывается медной посудой? Маша так ждала этой поездки, да и у меня уже чувствуется легкое покалывание шила в кормовой части, эдакий придорожный зуд. И я решаю сделать ещё одну попытку, забираю ребёнка, и едем в мой травмпункт на Бауманской. «Центровой» травматолог подтверждает непрофессионализм периферийного костоправа и даёт мне путевку в жизнь – направление в шестую больницу на Разгуляе, одну из двух московских клиник, специализирующихся на кистевой хирургии. Сегодня зашьют, сегодня и уедем.

В шестой больнице очередь, вонь и обшарпанные стены. Через час делаю рентген, через полтора попадаю к хирургу. Четвертый врач, третье мнение. Помочь можно, но пришивать сухожилие не к чему. Варианта два, либо вставлять в кость спицу, но для этого надо на неделю ложиться в больницу, да и операция малоприятная, либо накладывать обычный гипс на шесть недель. Результат одинаковый. Естественно я выбираю второй вариант, тот редкий случай, когда выбор очень прост. Узнав, что мы едем к морю, доктор советует заменить гипс ортезом, с ним и купаться можно, и руки мыть, и умываться. Одна проблема – суббота десятый час вечера. Но в Москве, как когда-то в Греции, есть всё, и после недолгих поисков в интернете я нахожу на Таганке круглосуточный магазин ортопедических «прибамбасов». По пустой в субботний летний вечер Москве долетаем за десять минут с Разгуляя до Таганки, быстро отовариваемся и к полуночи оказываемся у бабушки. Усталые, но довольные – завтра в путь!

Без приключений добираемся до Бреста, перед границей заезжаем на заправку. Заливаем по горлышко, отгоняем машину от колонки и заходим попить кофе. Здесь, как и везде по трассе, отпускают за российскую валюту. Курс не знаю, может, бармен и прибавляет лишку, все равно выходит недорого. Солярка 32 руб/литр, кофе – 50 руб/чашка. Пока кофе-машина жужжит, накапывая нам «американо», рассматриваем ценники на полках бара. Маша начинает заразительно смеяться. Вопрошаю её взглядом. Показывает рукой на стойку с сигаретами, потом на нижнюю полку справа от нас. Затем на холодильник с водой и пивом. Теперь начинаю смеяться и я. Бармен удивленно смотрит на нас обоих.

- Дочь у меня две недели назад вернулась из санатория под Минском, у нее осталось четыре с половиной тысячи ваших рублей. Единственное, что ребенок может здесь купить – пачка сигарет или упаковка презервативов. Вода стоит 5200.

Немного напряженное лицо бармена разглаживается легкой улыбкой, атмосфера в пустынном призаправочном кафе становится комфортной и непринужденной. Садимся за столик, пьем кофе. Свою первую «тыщу» мы уже отмахали, и надо немного взбодриться. Осталось пройти границу, сделать еще «соточку» и спать.

На второй день заезжаем в Прагу на пару часов. Раньше проезжали мимо, спеша добраться до Баварии, но сегодня решил-таки показать ребенку один из красивейших городов Европы. Прага завораживает, Староместская площадь, Влтава, Карлов мост, Пражский Град… Почти равнодушная еще год назад к городским прогулкам Маша, сейчас идет рядом с широко раскрытыми от восторга глазами и беспрерывно «щёлкает» своим HTC. Растёт ребенок, глядишь и классику скоро начнет слушать. «Блестящих» и прочую попсу уже отправила в игнор, обратив свой слух на битлов, Slade и «Пёпл», тут и до Гайдна недалеко. Впрочем, недалеко и до момента, когда я услышу: «Привет, пап, это Вася, он будет у нас жить». Хочется, чтобы Гайдн пришел раньше.

IMG_20130709_145313.jpg

IMG_20130709_145703.jpg

IMG_20130709_150032.jpg

IMG_20130709_150152.jpg

К полуночи добираемся до родного собачьего отеля в Bavarian Forest. По привычке совмещать приятное с полезным мы заезжаем к моему немецкому партнеру. Это одна из двух точек на маршруте, где всё заранее известно: что делать, где жить и с кем пить. Следующие полдня я работаю, потом прохожу ТО у Герра Маурера, вечером идем в гости к немцам на пиво, обстлер и колбаски.

В полдень четвертого дня выезжаем в сторону Венеции. Минуем Мюнхен, Инсбрук и уже в темноте пересекаем итальянскую границу. В предыдущие два года на этом этапе путешествия поиски пристанища в районе французского Анси затягивались до первых петухов. Пытаясь нарушить складывающуюся нехорошую традицию, сворачиваем с трассы на первый приглянувшийся указатель Bressanone/Brixen. Медленно въезжаем в город, тщательно осматривая каждый свою сторону дороги в попытке не пропустить отель. Вдруг на припаркованной в тридцати метрах по курсу машине включаются проблесковые маячки красного и синего цвета, а на дорогу перед нами выходит девушка в форме и машет нам светящимся полосатым жезлом. Я вроде ехал медленно, ничего не нарушал, номера российские в темноте углядеть не могли – что им надо? Выхожу из машины, протягиваю права и свидетельство о регистрации. Девушка берет документы и передает их своему напарнику, сидящему в полицейской «Лянче». Перекидывается с ним парой слов и вновь подходит к нам, прося предъявить паспорта. Спрашиваю, что случилось, она, без особой теплоты в голосе, просит подождать в машине. Вижу, как её коллега берёт рацию и начинает диктовать данные наших паспортов. Переговоры в радиоэфире затягиваются на долгих десять минут. Прокручиваю в голове события последних трёх дней от момента пересечения польской границы – даже дорогу на «красный» не переходил.

- Маш, ты яблоки по садам у немцев не тырила, пока я на фабрике был?
- Чего?!
- Ничего, ничего, шучу я так. Просто не пойму, чего они так долго с нашими паспортами ковыряются.

Наконец, офицер откладывает рацию, берёт ручку, пачку листов формата А4 и начинает что-то писать. Подхожу к полицейской машине - парень «рисует» протокол.

- Я что-то нарушил?
- Ждите, у машины.

Ещё через пять минут, показавшихся мне получасом, «полисвумен» возвращает мне документы:

- Всё в порядке, можете ехать.
- А что Ваш коллега тогда писал?!
- Ничего, не беспокойтесь, это наша обычная процедура, счастливой дороги.

Ни хрена себе обычная процедура, я чуть мозг себе не сломал, вспоминая, где я плюнул мимо урны. Пять лет катаемся по всей Европе, с таким «обычаем» не сталкивались.

- Пап, что это было?!
- Ничего, дочка, добро пожаловать в Италию, или посторонним вход воспрещен.

Через четверть часа мы распаковываем вещи и идём в центр на ужин. Городок на удивление красив. Как потом оказывается, это самый старый город Южного Тироля. Хорошо сохранившимся храмам по тысяче лет, средневековые улочки и площади полны молодежи начиная с тинейджерского возраста. Чем ближе к соборной площади, тем плотнее пьющая и веселящаяся толпа и громче музыка. Не ведая того, мы попали на какой-то музыкальный фестиваль. На главной площади, на большой сцене, сменяя друг друга, поют рокеры и хипхоперы. Мы продираемся сквозь плотную подростковую массу, и, на удивление легко, находим свободный столик почти перед сценой. Уже поздно, и кухня, по идее, должна быть закрыта, но, видимо, благодаря фестивалю нас быстро и вкусно кормят. Еще полчаса шатаемся по залитому музыкой городу и идем спать.
 
Последнее редактирование:
Автор темы #3

pafnut

Активный пользователь
Сообщения
105
Симпатии
77
Да времени нет совсем, работа одолела
 

Goavto

Новый пользователь
Сообщения
1
Симпатии
0
надо в следущим году обизательно так поездить, маршрут уже давно созрел в голове Болгария-Італія-Франция-іспания и обратно
:icon_e_wink:
 

AlexyDrill

Новый пользователь
Сообщения
3
Симпатии
1
Фотографии потрясающие!
 
Автор темы #6

pafnut

Активный пользователь
Сообщения
105
Симпатии
77
Венеция, до которой мы добираемся к обеду, как всегда в хорошую погоду, прекрасна. Немного напрягают цены и количество туристов, частью коих являемся и мы, вызывая у кого-то аналогичные чувства. Мы уходим подальше от площади Сан-Марко в сторону Арсенала и Сан-Пьетро-ди-Кастелло, и гуляем по почти безлюдным улочкам и набережным. Обедаем в уютном кафе с неуютными ценами на Гранд Канале. Мимо проплывают красивые гондолы с харизматичными гондольерами. После обеда интересуемся у одного из них «по чём стоит похоронить?». 80 евро за 40 минут кажутся мне «разводом» по-итальянски, и мы садимся на рейсовый катер. Нет лубочности, но виды те же. Хотя, догадываюсь, приобщившиеся скажут, что hand made на гондоле на сравнится с прогулкой на бездушной машине. И, возможно, будут правы. С палубы наблюдаем медленно «проплывающий» по левому борту музей Гугенхайма. Время есть, но нет желания, и, вроде бы, надо, но как-то не хочется. Вспоминаю, что во второй части путешествия на маршруте будет Бильбао, и облегченно откладываю приобщение к современному искусству «на потом».


IMG_20130712_214258.jpg


IMG_20130712_214634.jpg



IMG_20130712_233123.jpg


IMG_20130713_150337.jpg


IMG_20130713_100621.jpg


IMG_20130713_100340.jpg


IMG_20130713_100308.jpg


IMG_20130712_233415.jpg



Утром выезжаем в сторону Генуи. До Пьяченцы едем по автостраде Е 70, мимо Падуи, Вероны и Бреши. Я знаю, что там красиво, но времени заезжать нет, и мы довольно быстро добираемся до Пьяченцы. Там решаем срезать и уходим с платной E 70 на бесплатную SS 45. Дорога, потрясающая по красоте. Сто километров серпантина вдоль горной реки по лесистому ущелью.

Места настолько красивы, что мы решаем отказаться от прогулки по вечерней Генуе и останавливаемся в кемпинге на реке. Не сказать, что я большой поклонник ночевок на поролоновом коврике без простыней и наволочек. Давно, при Леониде Ильиче, «когда мы были молодыми и розы красные цвели», я любил походы, пешие и на байдарках, по горам с отцом, мастером спорта по альпинизму, и по Подмосковью с братом или одноклассниками. Сейчас же, то ли с возрастом, то ли с ростом благосостояния, как-то хочется спать в уютной кроватке, и ходить не на «дальняк» и не «до ветру», а в хорошо и со вкусом оборудованный с/у в собственном номере. Палатку и спальные мешки вожу исключительно ради приобщения ребенка к бойскаутскому движению. Год назад, во французской Аквитании, Маша впервые провела три ночи под брезентовой крышей. И, вроде бы, ей понравилось, и перед этой поездкой она сама предлагала остановиться в Аквитании в том же кемпинге. Но, я чувствую, что её энтузиазм несколько неестественен, что первый раз ей было просто интересно попробовать, а в будущем она бы тоже предпочла номер в хорошем отеле. Просто не хочет расстраивать меня и мои попытки познакомить ее с походной жизнью. Все-таки, она девочка, да еще и в потубертатном периоде, поэтому я решаю, что это будет первой и последней точкой на маршруте с ночевкой на природе. Галочку поставили, удовольствие от единения с природой получили, ну и ладно.


IMG_20130715_092535.jpg


IMG_20130713_221033.jpg

Народу немного, десяток кемперов и столько же палаток, впрочем, итальянцы очень шумны, и взрослые, и bambini. Выбираем местечко подальше ото всех, начинаем ставить палатку. Выясняется, что в Москве в спешке я забыл колышки. Набираем камней, придавливаем ими нижние угловые растяжки, верхние веревки привязываем к машине. Гнездо свито, можно идти купаться. Вода на удивление теплая для реки с перекатами и порогами. Возможно, потому что течение не столь быстрое, как в классической горной реке, а термометр ниже 30 не опускается не первую неделю. Аппенины – не Кавказ. Вода красивого бирюзового цвета, прозрачна и чиста. Находим глубокую заводь, ныряем и плещемся до заката. Мы счастливы и радуемся, как дети. Я – как, она и есть.


Утром купаемся еще раз, и без завтрака, негде и нечем, выдвигаемся в сторону Генуи. Через час дорога приводит нас к уютному ресторанчику у горного ручья. Внутри всё оформлено так, как я бы хотел это сделать в собственном ресторане, случись он у меня. Интерьер, мебель, туалеты, сервировка, атмосфера – все это видишь и ощущаешь сразу. Как иной раз, заходя в храм, чувствуешь, что намолено. И хотя внутри так хорошо, что хочется остаться и здесь же пообедать, мы выбираем столик на улице, у ручья. Великолепное солнечное утро, шум ручья, красивый пейзаж предгорий, ароматные запахи свежесваренного кофе и только что испеченных бриошей. У нас впереди полтора месяца, и мы никуда не спешим.


IMG_20130714_234445.jpg

Генуя у нас как-то не пошла. То ли было слишком жарко, то ли настроение было не то, но город нам не понравился. Не шибко красивый, не очень чистый, не совсем «белый». Заставив себя для галочки провести пару часов в центральной части города, мы с облегчением сели в машину и продолжили путь в сторону Лазурного Берега.

Вторая половина дня, узкое шоссе вдоль берега моря, нескончаемый поток машин. Все обочины, где можно, и где нельзя, заставлены автомобилями. Культура парковки в прямой видимости пляжей сходит на нет, и напоминает ближайшее Подмосковье. Скорость движения не превышает сорока километров в час, иногда опускается до среднемосковских двадцати. Смотреть по сторонам особенно не на что. Что с итальянской, что с французской стороны, глаз ничто не радует. У нас в Крыму не в пример красивее.


К сумеркам добираемся до Монако. В получасе езды от города, в предгорьях, находим славный домик Chambres d’hotes, с добрыми хозяевами и неприветливой овчаркой. Заносим вещи, и сразу едем в город.

На въезде у нас проверяют документы, интересуются целью визита, родом занятий в России, социальным происхождением и партийной принадлежностью. Впрочем, все очень вежливо и доброжелательно. Деньги любят тишину, а их обладатели - покой и безопасность.

Рядом с набережной заезжаем на подземную парковку, наполовину заполненную пафосными авто, в том числе и с российскими номерами. Лифт наверх, как в хорошем отеле. Монако, ёпти. Десять часов вечера, улицы пустынны. Редко встречающиеся прохожие хорошо и дорого одеты, машин мало, и всё больше Ferrari и Lamborgini. Справедливости ради надо сказать, что мимо нас проезжали и Рено, и Фольксвагены, но такое количество «лошадей» разной масти из Скудерии Феррари (Skuderia – конюшня), я не встречал нигде и никогда.

Не спеша доходим до порта и окунаемся в атмосферу роскоши. Вся гавань заполнена мерно покачивающимися на швартовах супер и мега яхтами. На ютах, кто за ужином, кто за бутылкой вина сидят хозяева и гости, здесь же разодетые как ливрейные лакеи члены экипажей. Размеры яхт поражают воображение. Их хозяева, в отличие от слесаря Петрова и инженера Ройзмана, меряющих, «у кого больше» в сантиметрах, соревнуются в футах.


IMG_20130714_233601.jpg

Вдоволь наглядевшись на топ-модели от кораблестроения, мы идем в сторону Монте-Карло, посмотреть на, пожалуй, самое знаменитое казино мира. Красивая площадь с фонтаном в форме чаши, по одну сторону казино, по другую Отель да Пари. Шикарные машины, шикарные женщины. Квинтэссенция ярмарки тщеславия. Текеррея не хватает. Или Мольера.

Тут и там видны наши лица и слышна русская речь. Деньги с сочинской олимпиады, моста на остров Русский и прочих федеральных программ нашли конечную точку в казино Монте-Карло. Судя по характерному акценту, время от времени звучащему в монегаскской ночи, средства, выделенные на поддержку народов Кавказа, тоже здесь. Видимо, достались они только избранному и очень ограниченному кругу.

Нагулявшись вдоволь и получив впечатление от города, возвращаемся к машине. Нас не было два часа, а паркомат «попросил» всего пятьдесят евроцентов. Чудеса, в Генуе мы отдали 3,60 за час с небольшим. Что-то вроде думского буфета - низкие цены для богатых людей.

Утром возвращаемся в город, мы еще не побывали в замке Гримальди. Улицы, пустынные накануне вечером, заполнены многочисленными туристами. Стоя в очереди в кассу дворца, наблюдаем смену караула. Монегаскской страже, конечно, далеко до парней из кремлевского полка, явно не хватает строевой подготовки, но смотрится, все равно, красиво. Дворец хорош и внутри, и снаружи, впечатляет и вид из него на город и бухту. Во дворце живет, как и семьсот лет назад, семья Гримальди. Ныне правящий принц Альбер с супругой не изменили порядка и продолжают допускать посетителей в значительную часть помещений, что достойно похвалы и подражания. Среди многочисленных экспонатов личного оружия, коих принц Альбер большой любитель, взгляд выхватывает сверкающий золотом «Макаров», подарок президента принцу.


IMG_20130715_134644.jpg

Осмотрев жилище правящей семьи Монако, спускаемся к порту, на парковке которого оставили машину. Пару рядов не доходя до нашей немецкой машины с российскими номерами, замечаем советский автомобиль с номерами французскими – отполированную до блеска 21-ю «Волгу» с пачкой «Беломора» на торпеде и неприличной надписью на рамке номера. Машина продается за «смешные» 20 000 евро. Накануне, у казино Монте-Карло, мы видели мерседес 30-х годов за девятнадцать. С идеальным экстерьером. Довольно странное соотношение. То ли у этой «Волги» что-то особенное под капотом, то ли расчет на богатого лоха, без которого, как известно, и жизнь не в радость.


IMG_20130714_233740.jpg

Движемся дальше вдоль Лазурного Берега. Ницца и Канны не производят на нас впечатления. Жара, многолюдность, примитивность курортной архитектуры. Пробки. Скорее всего, в октябре или мае мы бы с удовольствием прогулялись бы по набережной Круазет, отыскали бы следы дворцово-парковой архитектуры. Но сейчас у нас нет ни времени, ни желания, и мы уходим на платную А55.


Съезжаем с неё только для того, чтобы поставить последнюю «лазурную» галочку – посетить Сен-Тропе. Сен-Тропе и деревеньки в его окрестностях, такие как St-Maxim, Port-Grimaud, выгодно отличаются от Ниццы и города кинофестивалей. И вовсе не потому, что по улицам, как и в Монако, ездят Ferrari и Lamborghini, и встречаются люди в вечерних туалетах. Просто здесь все ухоженное и аккуратное, пахнет цветущими деревьями и парфюмом прохожих, а в Ницце и Каннах то тут, то там на тротуарах разводы от недотерпевших с соответствующим запахом.

Нравится архитектура, похожая на Порт-Лекат, не очень много народа, по крайней мере, вечером и рано утром. Широкие песчаные пляжи. Яхты и катера, от маленьких до океанских гигантов. Сен-Тропе, как и Монако пышет роскошью и богатством. Цены в ресторанах, по крайней мере, в тех, что на улочках с дорогими магазинами раза в полтора- два повыше, чем в обычных местах. Как и в Венеции рядом с мостом Риальто и площадью Сан-Марко.

Здесь хорошо, но нам сюда не надо, и мы покидаем Лазурный Берег, недолго на нем задержавшись. От наводненных аристократами, бизнесменами и казнокрадами, а также светскими львицами и дамами полусвета Монако и Сен-Тропе, мы движемся в сторону Марселя, города моряков, докеров и портовых шлюх. Как я его себе представлял.

Моя бабушка курит трубку
И чертит планы захвата портов,
А потом берёт в плен очередную соседку
И продаёт её в бордель моряков.
Та становится лучшей шлюхой,
Та становится женщиной-вамп,
У неё голубые корсет и подвязки,
А на шее атласный бант. Г. Сукачев

За пару часов, проведенных в Марселе, мы не увидели ни моряков, ни докеров, ни шлюх. Впрочем, последние, может, и встречались нам на марсельских улочках, но без бантов и подвязок.

Марсель не поразил нас ничем, ни плохим, ни хорошим. Обычный европейский, насыщенный иммигрантами всех мастей, южный город. Потом, посмотрев в интернете фото и описание его достопримечательностей, я понял, что просто нужно больше времени, день, как минимум, чтобы составить верное впечатление и получить удовольствие. Мы же, за два с небольшим часа, пронеслись галопом по центру, успели по-быстрому «прибарахлиться» к школе, вышли к морю и обратно. Значит, в следующий раз.


IMG_20130717_002727.jpg Марсель

Хорошо бы заехать в Арль, посмотреть на вангоговские виноградники, в Авиньон и Монпелье, вообще прокатиться по Провансу, но на это нужно время, а у нас его нет - спешим добраться засветло до наших друзей на Коста-Браве.

На подъезде к Перпиньяну вспоминаем про Порт-Лёкат, где мы провели несколько незабываемых дней, и где каждый год при пересечении франко-испанской границы едим устриц. К обоюдному удовольствию решаем не нарушать традицию и сворачиваем с Е-80 к морю, к устричным фермам. Там по обе стороны маленькой речушки стоят магазинчики-ресторанчики, торгующие свежими устрицами прямо «с грядки». Они непритязательны, и, скорее, похожи на наши пельменные или придорожные кафе, но нам там очень вкусно и комфортно.


IMG_20130716_190838.jpg

Впервые попробовав устриц пять лет назад в Бретани, я нашел, что это комочки склизкой резины, сдобренные лимонным соком, чтобы не было так противно их глотать. Маша же, напротив, была в восторге, и с радостью доела тогда мою полудюжину. Диаметрально разойдясь во впечатлениях от съеденного при первом устричном опыте в бретонском Ванне, мы стали двигаться навстречу друг другу при каждом последующем. В этот раз мы встретились где-то посредине: я, наконец, распробовал и почувствовал вкус, Маша слегка охладела, но удовольствие получала.


IMG_20130716_190816.jpg

Для полноты ощущений берем к устрицам молодое белое и начинаем наслаждаться. Всё вкусно. Устрицы, вино, само место. Хочется поделиться этим мимолетным счастьем, и мы покупаем несколько дюжин с собой, угостить наших испанских друзей.

У друзей мы задержались недолго. У ребят родились милые двойняшки, и мы решили не обременять их своим долгим присутствием. Через пару дней мы уже двинулись в сторону Гибралтара вдоль всего южного побережья Испании.

Дорога от Барсы до Валенсии, и от Валенсии до Аликанте ничем не примечательна: слева спокойное синее море, справа голая равнина, южно-испанские городки и деревеньки, чуть менее или чуть более обшарпанные. Пейзаж меняется на подъезде к Мурсии, каждые 30 -50 километров идущая по выжженной равнине дорога пересекает горною гряду небольшой высоты. По совету ребят мы пропустили Валенсию, невозможно объять необъятное, и к вечеру прибыли в Картахену.

Картахена – городок небольшой, что-то среднее между Кокшайском и Верхней Пыжмой. При поверхностном подходе к осмотру достопримечательностей, т.е. без посещения музеев, магазинов и ресторанов, на все про всё хватит и часа. Собственно, у нас больше и не было, чемоданы в номер мы занесли в одиннадцать p.m. От нашего отеля с пафосным названием Alfonso XIII до главной туристической улочки, ведущей в порт, десять минут быстрым шагом. Город пуст, ни туристов, ни местных жителей. Все чистенько и аккуратненько, и не более того. Никакого культурного шока от увиденного мы не испытали. В месте, где улица сливается с портом, есть несколько объектов дворцово-парковой архитектуры, радующих глаз, но не трогающих сердце. На набережной громко играет музыка, живой звук. В городе, на холме парка Torres , бесчинствует фестиваль «Музыка моря». В радиусе морской мили спать невозможно, а уже первый час ночи. В конце набережной, за парком, сворачиваем к отелю, замыкая кольцевой маршрут. Это всего на расстоянии трёх кабельтовых от тихой и спокойной туристической улицы, по которой мы шли в порт, и, как раз, тот случай, когда «шаг в сторону – побег».

Попадаем в малоприветливые и совсем непрезентабельные иммигрантские кварталы. У подъездов тусуются компании арабских подростков, человек по пятнадцать, и не очень-то дружелюбно смотрят на нас. Классическая сцена из американских фильмов: магнитофон на асфальте, пара пританцовывающих хип-хоперов, челюсти, лениво пережёвывающие жвачку, колючие взгляды. В воздухе чувствуется агрессия. У меня в кармане портмоне с деньгами, но главное моё сокровище идет рядом. Ощущения страха и дискомфорта быстро сменяются злобой и решимостью: «если что, буду зубами рвать». Переходим из улочки в переулочек, из него в другой, картина не меняется. Все те же тинейджерские тусовки, все те же взрослые афро – и арабо-испанцы в джалабиях и арафатках, ни одного белого испано-испанца. Вспоминается «Бриллиантовая рука» и Андрей Миронов, заблудившийся на улочках Стамбула и в панике ищущий выход. Мы не бежим, но ощущения не из приятных. Кое-как выбираемся из местного Гарлема, в отеле Маша говорит, что больше никогда не пойдет гулять по испанским городам ночью.

А ведь это не только наши ощущения, ни на чем не основанные страхи. Опасность вполне реальна. Не зря же в Европе все большую популярность набирают крайне правые, вроде Национального Фронта Мари Ле Пен во Франции. Потому что ДОСТАЛО! В баварском городке моего немецкого партнера лет двадцать назад не запирали двери, а выходя в магазин или банк, оставляли ключи в замке зажигания. Когда, после краха социалистического лагеря, открыли границы, и в Западную Европу хлынули поляки, болгары и, особенно, румыны, двери домов и машин пришлось запирать. Неполиткорректно, но это факт. Как факт и то, что в пригородах Парижа не так давно сотнями жгли машины ни в чем не повинных граждан, что в Подмосковье летом 2014 убивала людей по чем зря «банда GTA», состоящая не из Ивановых, Петровых и Рабиновичей. И любой честный опер, что в Москве, что в Париже, что в Берлине, расскажет вам в приватной беседе о небывалом всплеске этнической преступности за последние годы или десятилетия, у них чуть раньше, у нас чуть позже.

Встает главный вопрос: «Зачем?». Зачем нам всем это надо? Досужие аргументы о нехватке рабочей силы – разговоры для бедных. Во-первых, количество легальных и нелегальных иммигрантов в разы превышает реальные потребности бизнеса и государства. А во-вторых, даже если их вовсе не будет, катастрофы не случится. В доперестроечные годы в Москве не было таджиков и узбеков, а дома строились, и дворы убирались. То же было и во Франции середины прошлого века, и в Италии, и в Германии. Как раз сейчас, когда Италия буквально задыхается от африканцев, там периодически возникают проблемы с уборкой и вывозом мусора. А в маленьком баварском городке на запятках мусоровоза ездят немцы, и все чисто и аккуратно. И если даже количество строек сократится, что, вообще говоря, неплохо, потому что в Москве уже давно превышена критическая масса народонаселения, а студенты будут убирать дворы чуть хуже, чем гости из Средней Азии, всё это не так страшно, как те конфликты на этнической и религиозной почве, что мы уже получили, и получим в будущем. И ведь есть перед глазами опыт Европы, пылающие парижские предместья, признания фрау Меркель в провале политики мультикультурализма, так нет, мы же любим на грабли наступать. Это пять лет назад они были забитыми овечками, теперь они сбились в стаи и сообщества, культурные и преступные, и начинают диктовать свои порядки. И дальше будет хуже. Сейчас во дворах ещё не так давно православной Москвы режут баранов, не за горами следующий этап…

ЗАЧЕМ? Зачем безвизовый режим для бывших республик Средней Азии? Зачем политика, потворствующая притоку иммигрантов из мусульманских стран? У нас пока нет межрелигиозных проблем? Будут, как доктор говорю, будут. Своими руками сделаем, чтобы жить стало веселее. А политкорректным кретинам хотелось бы предложить переехать из Елисейского дворца в парижский пригород, из особняка на Рублевке в Бирюлево-Товарное. Особенно, если есть дочери-старшеклассницы.

Для ясности. Я воспитан в духе социалистического интернационализма, и для меня что негр, что китаец, что таджик, что немец суть твари божии, такие же, как и мы, русские. Но у всех у нас свои особенности, и это тоже факт. Итальянцы импульсивны, немцы сдержанны, негры хорошо чувствуют ритм, грузины поют, бразильцы темпераментнее эстонцев, японцы вежливее турок, у евреев больше способностей к науке и искусству, у арабов к торговле, французы гурманы, мы не дураки выпить. С этим можно спорить, лишь ведя речь об индивидуумах. В общем и целом это правда. Объективная реальность, данная нам в ощущениях. И у нас были Лев Яшин, Олег Блохин, Давид Кипиани и Федор Черенков, но все равно бразильцы умеют играть в футбол, а мы – нет. Пока, во всяком случае. А у якутов есть свои певцы. Наверное. Но меряться вокальными данными с грузинами я бы ни им, ни финнам, ни датчанам не советовал. Не зря же грузинское многоголосие признано ЮНЕСКО шедевром мировой полифонии.

Итак, мы все одинаковы по сути, но разные в нюансах. В культуре, обычаях, менталитете. И это надо учитывать и уважать. Как учитывать и то, что какие-то национальные и религиозные группы хорошо ассимилируются, а какие-то нет. Кто-то соблюдает законы и обычаи новой родины, а кто-то лезет со своим уставом в чужой монастырь. И если это так, то зачем их в этот монастырь пускать? Зачем?!

Ранним утром, пока ребенок спит, решаю еще раз пройтись по городу. Народу опять немного, лишь десяток – другой собак выгуливают своих хозяев и удобряют свежим навозом мощеные тротуары. И на камнях растут деревья.
Вновь убеждаюсь, что город симпатичен, если ограничиться портом и территорией в радиусе пятисот метров от него, но из обязательной программы его можно смело исключать. Потеря будет невелика.

На пути из Картахены до Гранады первый раз получаем удовольствие от платной дороги. Едем в окружении старых невысоких гор, вдали синеет море, все ровные участки заняты белыми или зелеными теплицами. Что там выращивают – загадка.

На ночь останавливаемся в Гранаде, вечером идем гулять в Сакрамонте, древнее цыганское предместье. Район состоит из обычных домов и пещер, превращенных в жилища, на настоящий момент довольно комфортабельных. Отсюда открывается шикарный вид на одноименное аббатство, да и на всю Гранаду, включая знаменитую Альгамбру. Здесь родина фламенко, и мы берем два билета на ближайший сеанс в одном из местных ресторанов.

Нас рассаживают по периметру небольшого зала, оставляя несколько стульев для музыкантов. В ожидании артистов переживаю, что не было времени поискать фламенко в одной из пещер, где танцуют для местных, а мы попали, по всей видимости, на туристический ширпотреб. У противоположной стены садятся гитарист и две женщины в национальных костюмах. Мужчина, не спеша и, как бы, лениво настраивает гитару. Незаметно переходя от настройки к игре, затягивает неторопливую испанскую мелодию. Женщины вторят своими голосами медленному перебору гитарных струн. Постепенно и едва уловимо мелодия ускоряется, переходя от adagio через moderato и allegro к prestissimo. Под moderato из глубины зала выходит испанка и начинает танец. У нее маленький пятачок, несколько квадратных метров, и как на нем танцевать, мне не очень понятно. Но она начинает плести свои узоры, ускоряясь вслед за гитарой и уже почти надрывным вокалом. Я чувствую мурашки по коже, смотрю не отрываясь. Первую девушку сменяет другая, затем сразу две. Потом появляется молодой парень, высекающий искры из паркета. Мастерство и экспрессия танцующих нарастают с каждым следующим исполнителем. Когда чувства переполняют, глаза горят и сердце стонет, появляется высокий и статный байлаор лет сорока, жгучий южный красавец с ненаигранным достоинством во взгляде.
Он отводит руки назад, чуть выгибая грудь и подаваясь вперед, начинает отбивать ритм фламенко. Под ускоряющуюся гитару сходит с места и идет в танце по прямой, на отрезке не более трех метров. Дойдя до его конца, резко разворачивается на 180 градусов, и движется в обратную сторону. Движения четки и лаконичны, в глазах исступление. Он явно не видит зал, не видит зрителей. Их двое, он и фламенко. Байлаор сходит с прямой и перемещается в квадрате три на три. Ритм рваный, то замедленный, то на пределе человеческих возможностей. Пот струится по смуглому лицу танцора, токаор crescendo пускает гитару в presto. Мы замерли, все сидят, боясь пошевелиться. У кого-то приоткрыт рот, у кого-то по щекам текут слезы. Когда танец заканчивается, и он, опустошенный, останавливается, зал взрывается аплодисментами и восторженными криками.


IMG_20130720_230243.jpg

Двадцатиминутный перерыв перед вторым отделением. В принципе, мы уже все видели, прожили полчаса с фламенко, прониклись его чувственностью и красотой. Получить больше, кажется, уже невозможно, и мы подумываем, не уйти ли, чтобы не испортить впечатление. Наши раздумья прерывает гитара нового токаора. А от испанской гитары уйти нелегко, вспомните «Вики. Кристина. Барселона». Другой состав, но в том же порядке. Сначала две женщины одна за другой, потом они в паре, молодой байлаор, снова девушка и в конце примо труппы. Он ничуть не уступает своему предшественнику, и впечатление не испорчено. Но вместить его уже некуда, коробочка полна и льется через край. Можно было и не оставаться.

Выходим на улицу потрясенные увиденным, счастливые и немного опустошенные. Уже совсем темно. На старинных изогнутых улочках Альбайсина светятся огни ресторанов и кафе. Присаживаемся в одном из них под открытым небом. За соседним столиком местные арабы празднуют день рождения. Поют «Happy Birthday, Альмира» на испанском. Со второго куплета начинают подпевать соседние столики, к концу песни весь ресторан встает, и, хлопая в ладоши, общим хором заканчивает песню. Именинница, десятилетняя девочка, счастлива. Судя по лицам, хорошо всем. Рядом с нами присаживается многонациональная, судя разноязычию, компания с гитарой. Молодой человек затягивает андалусийскую каденцию, его друзья выстукивают на столе ритм фламенко. Очень красиво, душевно и органично. Мы уже давно все съели и выпили, но никак не можем подняться и уйти. На душе покойно и хорошо, ощущение мимолетного счастья, вечер удался. Расходимся за полночь, когда ресторан начинает пустеть. На дворе испанская ночь, высокое и чистое звездное небо. Молча спускаемся с альбайсинского холма к машине. На лицах улыбки. Слова излишни.
 
Последнее редактирование:

Alina19

Пользователь
Сообщения
5
Симпатии
0
Лучше всего в летнее время года ездить. Зимой как то мрачно
 

Пользователи онлайн

Статистика форума

Темы
52.802
Сообщения
587.365
Пользователи
188.976
Новый пользователь
Hacky

Яндекс

Фейсбук

Вконтакте

Сверху Снизу